01000, г. Киев,
ул. Предславинская, 34-Б, каб.201

Тел.: (044) 331 18 82
Моб.: (098) 592 35 80

gomeopat-clinic.com.ua
E-mail: gomeopat-clinic@bigmir.net

Вальтер Гесс

Вальтер Гесс

ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ МЬІШЛЕНИЕ для врачей и пациентов

"Гомеопатическая медицина" Смоленск 1997

Перевод под ред. Захаренкова В.М. Издание 2-е, исправленное

Книга написана, в основном, для пациентов и врачей-аллопатов, же­лающих ознакомиться с гомеопатическим методом лечения, и представляет собой введение в гомеопатию.

Автор пытается научить человека понимать свой организм, т. к. счита­ет, что болезнь начинается, когда человек перестает его понимать. Книга поможет человеку, нуждающемуся в лечении, поверить в собственные силы, научиться доверять собственным знаниям, суждениям, ощущениям не меньше, чем официально принятым и другим чужим мнениям, прислуши­ваться к собственному организму и иметь мужество выражать свои ощуще­ния, воспринимать болезнь как нарушение физиологического процесса, в исправлении которого может сознательно участвовать и сам заболевший, человек.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Люди взывают к человечности: все жалуются, что жизнь стала бесче­ловечной. Но лучше поразмыслить над тем, что наиболее человеческим качеством является возможность общения друг с другом. Те, кто надеются решить проблемы человечества техническим путем, не станут "тратить время на болтовню", а будут "работать". Вот так люди утрачивают искус­ство общения между собой, а результатом является "одиночество в толпе". Человеческое бытие и жизнь вообще основываются на умении индивиду­умов понимать друг друга и себя. Болезнь начинается, когда человек пере­стает понимать свой организм. Чтобы вылечиться, необходимо сначала понять себя.

С. Ганеман научил нас понимать язык лекарств и болезней и, более то­го, он сумел связать эти два языка своим "законом подобия", благодаря которому мы имеем твердую почву под ногами при выборе лечения. Ком­плекс симптомов, характеризующий заболевание, указывает нам лекарство для излечения.

Однако понимание этого языка не приходит само собой, ему надо учиться – притом учиться и врачу, и больному. Не страшно, если сначала многое непонятно, важно начать. Понимание придет постепенно; ка­чавшему познавать себя благоприятствует сама природа. Когда пони­маешь, что ничто не заменит собственные усилия, появляется и терпение, и усидчивость, необходимые для подбора нужного лекарства.

Осознание этого побудило отказаться от предубеждения против само­лечения. Самолечение дополняет лечение у врача. Для излечения необходи­мо равноправие врача и больного. Мне говорили, что такой подход опасен, но самое опасное – не разглядеть подлинную опасность. А она состоит в том, что развитие техники делает совершеннолетнего гражданина недееспо­собным. Поэтому я полагаю, что необходимо "вдохнуть" в человека веру в собственные силы, чтобы он доверял собственным знаниям, суждениям, ощущениям и совести не меньше, чем официально принятым и другим чу­жим мнениям. Болея, человек должен иметь мужество прислушаться к соб­ственному организму и суметь выразить свои ощущения. И тогда болезнь не станет неотвратимой судьбой, на произвол которой отдан беспомощный человек, а будет воспринята как нарушение физиологического процесса, в исправлении которого сознательно участвует сам заболевший человек.

Вальтер Гесс, д-р медицины Балинген, 1981г.

ВВЕДЕНИЕ В ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ МЕТОД ЛЕЧЕНИЯ

ПОНИМАНИЕ БОЛЕЗНИ И ЛЕЧЕНИЯ

Со времен Гиппократа здоровье понимали как равновесие жиз­ненных сил/соков, а болезнь – как преобладание одной из сил/соков –алькмаион. "Если один из них выступает самостоятельно, он стано­вится заметным и причиняет человеку страдания" (Гиппократ). Ког­да человек заболевает, он чувствует, что что-то не так, не в порядке, не ладится, чего-то не хватает. Ганеман говорит о расстройстве жизненной силы, которое выражается теми или другими симптома­ми. Клиническая картина в этих случаях говорит о декомпенсации, недостаточности или дисфункции. "Задача врача состоит в том, чтобы восстановить нарушенное равновесие, сделать больного че­ловека здоровым" (С. Ганеман). Гомеопатию, как и другие науки, лучше всего изучать по первоисточникам, по ставшим классически­ми трудам выдающихся гомеопатов. И я не думаю, что есть более простой способ. Не обращайте внимания на устаревшие речевые обороты в трудах Ганемана, окунитесь в суть, попытайтесь воспри­нять заложенные там идеи, которые заставят Вас мыслить самостоя­тельно, и только тогда Вы сможете вступить в плодотворный и ис­целяющий диалог с природой. Тот, кто враждебно относится к симптомам, кто их отвергает, отрицает, пересиливает и вытесняет – тот глух ко всему, о чем они говорят, и никогда не добьется исцеле­ния.

ДВА ПОДХОДА К ЛЕЧЕНИЮ

Гомеопатическая медицина

Кто относится к действительности как к целому, тот понимает свою задачу. Внутреннее состояние отличается от внешних проявле­ний: величайшая трудность состоит в том, что внутренняя органи­зация, индивидуальная для каждого организма и определяемая наследственностью, лишь слабо намечена, в то время как внешние признаки, формируемые средой, сразу бросаются в глаза. И когда приходится выбирать между ними, то идут по наиболее легкому пути, взяв за основу внешние проявления, которые всегда на виду. Внутреннее состояние определено только до настоящего момента. "Я думаю, что любая жизнь состоит из непрерывной цепи мгнове­ний, где каждое из последующих предопределено предыдущим" (Ортега). От того, какое решение принимает человек сейчас, зависит его будущее.

В решающий момент, когда организм балансирует на грани нормы и патологии, человек чаще всего не знает, что ему делать. Стараясь вернуть внутреннюю гармонию, он либо выбирает наи­легчайший, сразу бросающийся в глаза путь, подавляя и загоняя внутрь появившиеся первые, еще не очень сильные, симптомы алло­патическими лекарственными средствами, либо легкомысленно их игнорирует, стараясь сохранить душевное спокойствие.

В результате возникающая в организме дисгармония усили­вается  и возникает состояние, которое Ганеман  назвал "расстроенной жизненной силой". Когда природа не может молча справиться с этим разладом (самоизлечение), она подает сигналы индивидуальному сознанию – появляются различные симптомы.

Человек с установкой на излечение улавливает в симптомах то, что его может исцелить, и при помощи подобных или соответ­ствующих признаков у лекарства находит исцеляющее его средство. Similia similibus curantur(подобное излечивается подобным) – изле­чивающее лекарство следует узнавать и применять исходя из сход­ства симптомов (закон подобия). Истинное лекарство устраняет все симптомы, имеющиеся у больного в данный момент (относительное излечение).

Аллопатическая медицина

Тот, кто не относится к действительности как к целостности, не может понять свою задачу. Не видя целостности, все внимание об­ращает на частности: кто их ищет – тот найдет, а они найдут его. Так и делят действительность на то, что радует глаз, – хорошее, и на то, что мешает, – злое. "Основатели медицины верили, что все силь­нодействующее, все, что сильнее человеческой природы, приносит вред, и старались его устранить" (Гиппократ). Стоило только взять принцип разъединения за основу, как дальше все пошло своим хо­дом. Внутренняя сила организма и внешняя сила лекарства стали враждебны друг другу: каждая борется за свои позиции, пытаясь уничтожить другую. На этот принцип, царящий в современном ми­ре, ориентируется и аллопатическая медицина: Contrania contraniis curantur(противоположное излечивается противоположным) – все, что не укладывается в рамки "нормы", насильственно приводится в "норму" или уничтожается.

В соответствии с этим принципом "контра – анти – против" при жаре врачи традиционной медицины назначают жаропонижающие средства, при инфекции – антибиотики, при спазмах – спазмолитиче­ские средства и т. д. Все неприятные ощущения подавляются. Тем самым человек все дальше и дальше удаляется от состояния есте­ственной внутренней гармонии. Взаимодействие внутренних сил организма блокируется. Мало того, создаются препятствия для установления в будущем естественного равновесия в организме, все больше перестраивая его на равновесие, поддерживаемое ис­кусственно, насильственным путем. Происходит нечто пагубное –создаются условия для развития хронических заболеваний.

Сначала понемногу и незаметно, а затем быстрее человек все больше удаляется от здорового состояния. Разлад все больше про­грессирует и заканчивается разрушением организма, если только лечение не останавливает его и не обращает вспять. Пока выведен­ная из равновесия жизненная сила обращается к сознанию, сигнали­зируя о нездоровье появлением разнообразных симптомов, пока человек способен ее услышать и понять, излечение возможно. В про­тивном случае, по моему мнению, можно только с помощью техни­ческих средств искусственно создать и поддержать равновесие, что становится с каждым часом делать все трудней и трудней.

Даже при хронической болезни имеющиеся симптомы указы­вают на излечивающее лекарство, и я не думаю, что хроническое заболевание следует лечить по иной схеме. Но правильное представ­ление формирует правильное обучение, от которого зависит, пра­вильно ли врач воспринимает и анализирует имеющиеся симптомы, подбирая соответствующее лекарство. При хроническом заболева­нии среди всех имеющихся симптомов основополагающее значение имеют симптомы, связанные с психическим состоянием.

История болезни

Однажды, когда я замещал врача, находившегося в отпуске, меня пригласили к мужчине среднего возраста. По всем правилам аллопа­тической медицины его лечили пенициллином, так как он пять недель назад перенес воспаление легких. На второй день у него спала темпе­ратура. Все объективные данные при обследовании через три-четыре недели были в порядке, но пациент чувствовал себя "просто нездоровым ". Он жаловался на потливость, быструю утомляемость, отсут­ствие аппетита, бессонницу, слабость, апатию. По указанию врача он вышел на работу, но через восемь дней снова слег с высокой темпе­ратурой и кровавой мокротой. Я констатировал такое же, как и предыдущее, воспаление легких и, так как я заменял коллегу, хотел также назначить пенициллин. Но случайно я немного раньше в этом же доме лечил гомеопатически мужчину того же возраста от "такой же" болезни. Мой пациент температурил семь дней, а через четырнадцать дней вышел здоровым на работу. Больной, к которому меня теперь вызвали, требовал, чтобы его лечили "точно так же". Я объяснил, что тогда ему придется выдержать семь дней высокой температуры. Он был согласен. События развивались, как и предпола­галось, – через семь дней температура спала и появился аппетит, а еще через четырнадцать дней пациент сам пошел на работу, без вся­кого нажима со стороны врача, потому что теперь он чувствовал себя здоровым и субъективно.

Часто при гомеопатическом методе лечения больному вначале приходится пережить неприятные ощущения, обусловленные бо­лезнью (высокая температура, кашель, боли, слабость, учащенное сердцебиение и т. д.). Однако я не думаю, что пациент окажется в выигрыше, если их устранить, – в этом случае упускается самое главное – излечение.

ЕСТЕСТВЕННОЕ САМОИЗЛЕЧЕНИЕ

Самой древней, надежной и знающей меру врачевательницей является природа. Она создавала и развивала жизнь на протяжении многих миллионов лет, прежде чем ее поздний отпрыск – homo sapiens ("человек разумный") – придумал и изготовил свою природо­ведческую технику. Она задолго до появления правил обязательного медицинского страхования (имеется в виду западногерманский закон "Об обязательном медицинском страховании") сделала свое лечение экономным и не превышающим меру необходимого. Есте­ственная, природная регулирующая функция является основой меди­цинского искусства. "В медицинской науке все врачи должны при­держиваться естественного пути исцеления" (Гиппократ). Мы не должны заменять или подавлять саморегулирующую функцию ор­ганизма, медицина должна ее дополнять. Не следует приписывать действие защитных сил организма по восстановлению здоровья нашему искусству, это ненаучно.

Сначала природа лечит в тишине и одиночестве. Сознание ин­формируется о нарушениях только тогда, когда оно должно принять участие в процессе излечения. Все представители естественного ме­тода лечения от Гиппократа до Ганемана едины в том, что к знакам (симптомам), которые подает природа, надо прислушиваться с ве­личайшим вниманием, тщательно их изучать, учиться правильно их понимать и руководствоваться их указаниями. Это и является вели­чайшей врачебной мудростью.

К "благоговению перед жизнью" (А. Швейцер) относится стре­мление избежать насилия в отношении природы. "Насилием здесь ничего не сделаешь" (Парацельс). "Чего природа не хочет открыть сознанию, к тому вынудить ее невозможно" (Гете). "На насиль­ственные вопросы даются жалкие ответы" (Йог. фон Мюллер). Основное отношение к природе – это отношение между матерью и ребенком. Ребенок воспринимает все точно, быстро и эффективно, принимает это как само собой разумеющееся и следует указаниям без церемоний. Обычно ребенку требуется столько времени для вы­здоровления, сколько взрослому требуется, чтобы заметить свою болезнь.

Взрослые "слышат" природу намного хуже. "Понимание при­роды само собой к взрослым не приходит, им надо все объяснить" (Экзюпери). У них голова забита планами, намерениями и различ­ными предприятиями. Чем дальше они уходят от природы (и Сло­ва), тем труднее они ее постигают. "Они не понимают, даже если услышали, – они как глухие" (Гераклит). Кроме того, людей учат, что надо быть твердыми, не хныкать и не бежать к доктору из-за всякого пустяка. Все это трактуется в зависимости от темперамента и установки так, как человеку в данный момент удобно. Зачастую взрослый человек помогает себе преодолеть недомогание с по­мощью таблеток от головной боли, чашки кофе или рюмки спирт­ного и восхищается своей "твердостью", и если он приходит к врачу, то сразу становится ясно, что случилось что-то особенное.

Наконец, есть больные, которые "слышат" голос природы раньше, чем он им что-нибудь скажет. Они добровольно и как мож­но чаще обращаются к различным врачам, чтобы предусмотритель­но "избежать худшего".

К сожалению, оба этих подхода не заменяют подлинного вза­имопонимания человека и природы. Тот, кто не верит, что в ре­шающий момент природа проинформирует его своевременно, точно и в необходимом объеме, окажется в этот момент невнимательным к ее голосу.

САМОЛЕЧЕНИЕ

В официальной медицине нет места самолечению: больной всегда получает предписания, даже если он не всегда делает то, что говорит ему врач. Пациент является предметом лечения. Врач иссле­дует и лечит, а больной думает и говорит примерно следующее: "Я –дилетант, я ничего не понимаю в медицине, лечить должен специа­лист". При легких заболеваниях полуофициально занимаются само­лечением по инструкциям к применению, которые прилагаются к лекарственным препаратам; здесь больной может прочитать, от чего помогают эти таблетки и как их принимать.

Для полного исцеления больной должен не выслушивать спе­циалиста, а внимательно прислушаться к своему собственному внутреннему руководителю и советчику. Больной может вылечить­ся, только если он сам полностью участвует в процессе лечения. Собственное участие нельзя заменить ничем. Замещение и подавле­ние целесообразны и допустимы только тогда, когда организм сам уже не способен справиться с заболеванием. Болезнь охватывает больного целиком. Человек непосредственно испытывает разру­шающее воздействие болезни и сообщает о ней (не только словами, но и знаками, движениями, симптомами и поведением – "язык орга­нов"). Общаясь с больным, врач может получить важные, характер­ные симптомы, указывающие на способ излечения. Научить воспри­нимать и понимать эти указания – вот основная задача этой книги. Человек должен понимать, что он сам несет свою долю ответствен­ности за собственное излечение и соответственно должен на это реагировать: "Что мне надо сделать? Что я должен изменить, чтобы снова стать здоровым?" Совершеннолетний больной сам проходит свой путь исцеления, а врач является только помощником, поддер­живающим его во время этого пути, он помогает больному излечить самого себя. Соответственно, между врачом и пациентом должно быть полное доверие. Не обязательно изучать медицину, чтобы из­бежать безнадежной зависимости от лечащего врача – можно и нуж­но все проблемы решать сообща.

Существенным в гомеопатическом методе лечения является указание – непосредственное, прямое – болезненных явлений на со­ответствующее излечивающее лекарство. Закономерную взаимоза­висимость (закон подобия) между выраженными симптомами болезни (то, что подлежит излечению) и излечивающими лекарствен­ными средствами проще всего проверить на собственном опыте.

В сухую и холодную ветреную погоду Ваш ребенок долго гулял на улице и вернулся домой поздно вечером: красное лицо, сухая кожа, зябнет, боязливый, беспокойный, хочет сразу же лечь в постель. Эти симптомы соответствуют тем, которые появляются при приеме Асопitит. Значит, помочь при этом состоянии может приготовленн­ый согласно гомеопатической фармакопеи Aconitum. Дав своему ре­бенку при подобной ситуации несколько раз AconitumD6 Вы без дол­гих объяснений постигните гомеопатический метод лечения. Через некоторое время Вы пополняете свои знания: как только у Вашего ребенка появляется пот, это означает, что время Aconitumпрошло и наступает очередь дать BelladonnaD6. Так Вы постоянно будете расширять свои знания о гомеопатических препаратах, необходимых в домашней аптечке.

Но самолечение таит в себе и опасности. Жизнь всегда опасна для жизни, даже если люди проверяют свое искусство излечения на других людях.

Если мы хотим помочь человеку, то следует начинать лечение с того симптома, который беспокоит его наиболее сильно в данный момент. Помощь для самопомощи необходима, но в строго очер­ченных рамках. Надо уважать собственный организм и опираться на него. Тот, кто пытается подменить действия собственных сил организма своим "искусством", делает человеку хуже. Обхождению с "шариками от высокой температуры" мать учится очень быстро. Я тоже многому научился не из книг, а от своих больных. Это основа­но на взаимности. Однако этими словами я вовсе не хочу побудить кого-нибудь преступить свои границы, как правило, у каждого из нас здравого смысла едва хватает на собственные нужды.

ЛЕЧЕНИЕ У ВРАЧА-АЛЛОПАТА

В наше научнотехническое время большинство пациентов и врачей верят, как в само собой разумеющееся, что в основе любой болезни лежат патологические изменения в том или другом органе, выявить которые лучше всего может профессиональный врач. Если у больного, например, болит живот, то ищут причину (воспаление слепой кишки и т. д.). За установлением диагноза (название болез­ни) следует терапевтическое лечение в соответствии с существующими правилами. При воспалении слепой кишки – операция. Если "причина" удалена, значит человек снова здоров.

Однако на практике эта теория, основанная на поиске причи­ны, нередко разочаровывает. Так, например, не для каждого симп­тома или болезненного состояния удается установить соответ­ствующую причину, или же устранение "причины" не приводит к излечению/или же в результате лечения, что случается чаще всего, появляются новые патологические состояния (как правило, разви­вается "лекарственная болезнь").

Субъективные ощущения и представления больного в совре­менной медицине считаются ненадежными и ничего не значащими. Сам больной на приеме видит, что самые существенные из беспо­коящих его симптомов не принимаются всерьез; он предлагает и спрашивает извиняющимся тоном: "Может такое быть?". И если официальная медицина его при этом высмеет, то он в дальнейшем говорит то, что от него хотят услышать, и таит свои "неполно­ценные" симптомы при себе. В аллопатической медицине жалобы больного используются лишь как сигнал для назначения того или иного обследования; во время профилактических осмотров на них вообще не обращают внимания.

Критически мыслящих больных и врачей одолевают глубокие сомнения в том, что субъективные ощущения несущественны для выбора лечения. Из этих сомнений появились такие науки, как пси­хиатрия и социология, которые опять-таки обращаются к человече­ским заболеваниям. Однако здесь основная проблема в том, что соматические и психические заболевания диагностируются и лечатся раздельно, хотя они, несомненно, взаимосвязаны ("индивидуаль­ный" кризис основ медицины).

Ганеман еще 180 лет назад разрешил эту проблему. Он рас­сматривал, как и Гете, в субъективных ощущениях саму жизненную деятельность, а появившиеся симптомы как сообщения о "расстроенной жизненной силе", обращенные к человеческому со­знанию: "Что врачу необходимо знать для лечения, то Господь со­общает ему". Или, выражаясь по-иному: "Прислушайся к пациенту, он подскажет тебе диагноз" (Балинт). Если бы мы ждали до тех пор, пока сможем лечить, основываясь на точных естественнонаучных методах (для этого необходимо знать причины возникновения всех болезней и действие всех лекарств), то лечить было бы уже некого. Ганеман сопоставил друг с другом симптомы, вызываемые различ­ными лекарственными средствами симптомы, появляющиеся при различных заболеваниях, и на практике доказал, что таким спосо­бом можно подобрать нужное лекарство (закон подобия), излечи­вающее заболевание.

Ганеману, по многим причинам, не удалось широко распро­странить свое учение. Оно с трудом внедряется в практику и сегод­ня. Причину этого я вижу в том, что современная клиническая ме­дицина опирается на постулат о причинноследственной зависимос­ти между вредным воздействием и последующим заболеванием. Зна­чит, нужно найти и устранить "причину".

Скачать книгу



MADE