01000, г. Киев,
ул. Предславинская, 34-Б, каб.201

Тел.: (044) 331 18 82
Моб.: (098) 592 35 80

gomeopat-clinic.com.ua
E-mail: gomeopat-clinic@bigmir.net

Введение

Дж. Петерс

ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ НАРУШЕНИЙ ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ,

РОДОВ И КОРМЛЕНИЯ ГРУДЬЮ

"Гомеопатическая медицина" Смоленск 1996    Перевод под редакцией Захаренкова В.М.

Смоленск: "Гомеопатическая медицина". Гомеопатическая медицина, 1996 г.

Эта книга написана по тому же типу, что и более ранняя моя работа "Гомеопатическое лечение нарушений менстру­ального цикла". Я не ставил своей целью поразить читателя какими-то новыми открытиями и методами лечения, а просто собрал и систематизировал хорошо известные, тщательно проверенные практикой методики лечения различных пато­логических состояний у женщин, связанных с нарушением менструального цикла, беременностью, родами и кормлением ребенка грудью. Это пособие предназначено, в основном, начинающим врачам-гомеопатам, но будет также интересно и небесполезно для врачей-аллопатов, специализирующихся в этой области медицины. Я постарался избежать как всех сложностей и тонкостей, подробно описанных в солидных профессиональных пособиях по акушерству, так и ненужных мелочей, которыми буквально заполнены популярные дилетанские издания. При написании этой книги были использо­ваны труды многих известных ученых, язык которых я поста­рался сделать максимально понятным даже для неспециалис­тов.

Дж. Петерс

 

О БРАКЕ

В цивилизованных странах мы принимаем как должное тот факт, что брачные отношения строятся между людьми, достигшими соответствующего возраста, по соображениям разума и из чувства личной привязанности. Для женщины наилучшим возрастом для вступления в брак считается пери­од от 18 до 25 лет, а для мужчин – от 25 до 30 лет. Однако ма­териальная выгода, предрассудки и еще более низкие мотивы часто заставляют вступать в брак в более раннем или более старшем возрасте. Согласно исследованиям Робертсона, бра­ков по расчету в Англии до 1660 г. было больше, чем в любой другой европейской стране, и они далеко не всегда заключа­лись с выгодой для женщины. Наоборот, чаще всего такие браки ущемляли имущественные и социальные права женщи­ны. Почти вся собственность в Англии по закону принадле­жала королю или лордам, и ее использование зависело от главного королевского чиновника данной области или лорда; они контролировали также опекунство и заключение браков.

Правовые нормы того времени закрепляли полную зави­симость ребенка от опекуна до наступления совершенноле­тия. Опекун полностью и практически бесконтрольно распо­ряжался имуществом и полученными прибылями одновре­менно с воспитанием опекаемого. Лично ребенку принадле­жала только его одежда, да и ту давал ему его господин. Еще большим злом являлось то, что "право господина" можно было передать, продать или завещать другому лицу, как лю­бой другой вид имущественной собственности. Но, кроме то­го, что опекун пользовался всем имуществом несовершенно­летнего ребенка, тот полностью зависел от него при заключе­нии брака, независимо от пола.

Если опекун не продавал или не передавал кому-либо свои опекунские права, он начинал подыскивать подходящих супругов для своих подопечных либо, если это ему было вы­годно, венчал их с членами своей семьи или родственниками. В большинстве таких случаев брак оформлялся значительно раньше того возраста (12 лет), в котором по закону человек мог жениться или выйти замуж.

Часто опекун продавал свои права совершенно посто­роннему человеку. Так, например, Уильям Бишор заплатил 220 марок за опекунство над Стефаном де Бенчамком с пра­вом женить его по своему усмотрению; Джон, граф Линколь­на, отдал 3000 марок за право женить Ричарда де Клара на своей старшей дочери Матильде и т. д. История Англии пест­рит подобными примерами.

Но самым любопытным, по свидетельству Робертсона, было отношение к этому виду собственности, та бесчеловеч­ность, с которой опекуны распоряжались своими подопечны­ми, приравнивая их к прочим вещам, принадлежащих им на правах собственности. Хорошей иллюстрацией к вышеска­занному может служить характерный для того времени отры­вок из завещания сэра Джона Корнвалиса, составленного в 1554 г.: "Я завещаю моей дочери пальто моей жены из черно­го бархата; моему сыну Генри – мой собственный сюртук из парчи; сыну Ричарду – мое опекунство над Маргарет Лоути, которое я купил у милорда Норфолка, чтобы жениться на ней самому, если она согласится, или иметь право на ее опекун­ство и брак со всеми вытекающими из этого права выгода­ми". А вот отрывок из другого завещания, составленного сэром Реджинальдом Бреем: "Так как я являюсь опекуном Элизабет и Агнес, дочерей и наследниц Генри Лоуэлла, я же­лаю, чтобы Элизабет вышла замуж за одного из моих пле­мянников, сына моего брата Джона Брея, а упомянутая выше Агнес – за другого сына упомянутого мною брата".

Боязнь этого бесправного рабства, опекунства и брака, часто заставляла и самих родителей женить своих детей в юном возрасте. Так, Маурис, четвертый лорд Бекерли, был посвящен в рыцари в возрасте семи лет, а в восьмилетнем возрасте его женили на Элизабет, дочери лорда Спенсера, которой также было восемь лет от роду. Этот ранний брак, с одной стороны, предотвращал опекунство и уплату большого налога в королевскую казну, а с другой стороны, позволял уладить семейные дела наивыгоднейшим образом и упрочить важные связи в обществе. Фактически, у лорда Бекерли было столько же прав относительно своего брака, сколько было у самых бедных и бесправных людей. Большинство детей этого клана женили или отдавали замуж в возрасте 7-8 лет, и в се­мейной хронике рода Бекерли отмечено множество случаев отцовства и материнства в возрасте до 14 лет. И такое отно­шение к браку поощрялось в средневековой Англии без за­зрения совести, ставя эту христианскую страну в один ряд с языческими странами.

Тем не менее, Графтон, верный летописец правления Ели­заветы, выражает свои патриотические и человеческие чувства следующим образом: "Приходится только сожалеть, что законы позволяют продавать воспитанников так же про­сто, как и животных. Их заставляют вступать в браки, кото­рые противны Богу, очень юными, еще не способными само­стоятельно судить о человеке, выбирать и любить, и поэтому их выбор не может быть свободным: он служит интересам других людей. Должна быть запрещена законом повсеместно распространенная практика продажи опекунами своих воспи­танников, т. к., кроме потери своей собственности, дети те­ряют и свою свободу и с ними обращаются как с полностью зависимыми людьми. Все это порождает бесчисленные зло­употребления, разводы, а иногда и убийства".

В некоторых европейских странах закон запрещал ранние браки, и власти строго следили за его выполнением. Так, на­пример, в Вуртенберге мужчина не мог до достижения 25 лет вступить в брак без специально полученного или купленного разрешения, в Саксонии мужчинам, подлежащим службе в ар­мии, запрещалось жениться раньше 21 года, в Мекленбурге мужчина мог жениться только в возрасте 25-30 лет на женщи­не не моложе 20 лет и т. д. В Баварии священники, венчающие бедняков без разрешения, отвечали по закону наравне с ними и, к тому же, платили большой штраф. В Норвегии никто не мог жениться, не убедив священника, что может содержать семью.

Последствия этих сдерживающих законов не всегда бла­гоприятны: так как в южной Баварии были очень широко распространены внебрачные связи, то незаконнорожденных детей там регистрировалось больше, чем законнорожденных.

Совершенно справедливо утверждение, что о девушке, не достигшей 18 лет, нельзя думать как о жене и матери, а в этом возрасте она уже сама способна сделать осознанный выбор. Когда девушка находится в обществе мужчин и имеет неко­торый опыт безобидного флирта, она с помощью родителей вполне разумно может оценить своего будущего избранника и принять взвешенное решение.

Я твердо убежден, что формирование женского организ­ма полностью заканчивается к 21 году и только тогда можно вступать в брачные отношения без всякого вреда для здоро­вья. Из этого правила можно сделать исключение для некото­рых девушек, которые полностью физически и психически сформировались к 18 годам, но все же большинство полнос­тью бывает готово к браку значительно позднее.

Некоторые наивно полагают, что молодая девушка в со­ответствующем возрасте, здоровая психически и физически, должна выходить замуж тогда, когда она и ее родители твер­до убеждены, что нашли достойную пару, и такие "мелочи", как возраст, не должны быть препятствием на ее пути к се­мейному счастью. Никакие эгоистические мотивы, трудности и беспокойства не должны подавлять ее чувства в самый пре­красный период ее жизни. Такой вывод делается исходя из распространенного заблуждения, что женщина более здоро­ва, если она жена и мать, в отличие от незамужней. Это за­блуждение очень часто стоит женщине потерянного навсегда здоровья и делает ее несчастной.


MADE