01000, г. Киев,
ул. Предславинская, 34-Б, каб.201

Тел.: (044) 331 18 82
Моб.: (098) 592 35 80

gomeopat-clinic.com.ua
E-mail: gomeopat-clinic@bigmir.net

Вавилова Н.М. - 1

Н. М. Вавилова.

Гомеопатическая фармакодинамика.

часть 1

«Гомеопатический центр>:                

    Смоленск «Эверест» Москва    1994

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

В основу настоящей книги положены лекции, прочитанные автором на. курсах по гомеопатии для врачей, пожелавших ознакомиться с гомеопати­ческим методом, организованных Ленгорздравотделом в 1957 году и Мос-горздравотделом в 1958 г.

Гомеопатическая фармакодинамика, изучающая патогенетические дей­ствия   лекарственных   веществ,   является   основой    гомеотерапии.

В настоящей, первой части руководства по гомеопатической фармако-динамике, излагаются основы гомеопатического метода лечения и подробно рассматриваются лекарственные средства неорганического состава, так на­зываемые минеральные средства. Средствам органическим, растительного и животного происхождения, посвящена подготавливаемая к изданию вторая часть руководства.

При характеристике токсического действия отдельных средств широко использованы материалы сборника «Вредные вещества в промышленности» под редакцией Н. В. Лазарева, а при освещении биологической их роли — работа А. О. Войнара «Биологическая роль микроэлементов в организме животных и человека» и ряд других работ советских и зарубежных авторов. Гомеотерапия, в силу самой сущности своего метода лечения, специально интересуется данными токсикологии и исследования роли микроэлемен­тов. Указанные работы содержат много ценного материала по этим вопросам.

Применяемые в гомеотерапии минеральные средства расположены в ру­ководстве по группам периодической таблицы Д. И. Менделеева. Анализ токсического действия минеральных средств показал, что сходство физи­ческих и химических свойств элементов одной группы или, особенно, одной подгруппы, или элементов, находящихся в одном периоде, обусловливает также и сходство их токсического, а, следовательно, и терапевтического Действия.

Знание общности токсического, а тем самым и терапевтического дей­ствия элементов в пределах подгрупп и периодов дает возможность врачу, пользуясь таблицей Д. И. Менделеева, увереннее ориентироваться в лекар­ственных средствах.

Классификация гомеопатических минеральных средств по группам пе­риодической системы была впервые применена одним из ведущих немецких гомеопатов Отто Леезером   (OttoLeeser)   в его фундаментальной работе

С появлением новой науки — кибернетики — пришло время дать теорети­ческое обоснование гомеопатическому методу лечения, rак методу информа­ционному. До сих пор гомеопатия пользуется этим методом чисто эмпири­чески, и пока информационный метод, или какой-либо другой, не будут разработаны в отношении гомеопатии научно, мы не можем отказаться от показаний, которые проверены практикой нескольких поколений врачей-гомеопатов, хотя некоторые из них кажутся наивными современному науч­ному работнику.

Автор сознает, что в его работе немало недочетов и надеется, что появ­ление ее послужит к выпуску теоретических и практических работ, которые наконец помогут понять и использовать этот метод там, где он необходим.

                                                                                                                                                                              Н. Вавилова


                            СОВРЕМЕННОЕ ПОНИМАНИЕ ГОМЕОПАТИИ

В истории науки известны случаи, когда результатами какого-либо выдающегося открытия или изобретения пользуются очень давно, а теоретического объяснения этому открытию еще нет.

Открытие, сделанное гением, порой интуитивно, часто настолько превосходит общенаучный уровень своего времени, что доказать его правоту, кроме практики, ничем не удается.

К таким открытиям относится гомеопатический метод лечения. Практикой лечебное действие было установлено в конце XVIIIвека, а теоретическое обоснование его стало возможно только теперь, почти через 200 лет. Принцип подобия является гениальным пред­видением целого направления в медицине, включающего и вакци­нотерапию.

Первым, приступившим к созданию научной медицины, был гре­ческий врач Гиппократ (460—375 до н.э.). Он заложил основы клинической медицины. Им была дана установка, что основной за­дачей врача является сохранение здоровья (профилактика болез­ней) и излечение больных. Им были выдвинуты два принципа «Similis similibus curentur» — подобное лечится подобным и «Contraris contrarius  curentur» — противоположное  лечится   противоположным.

Другим прославленным ученым древности был римский врач Клавдий Гален (131—200 до н.э.). Кроме анатомии и физиологии Гален занимался лекарственными средствами, и в этом вопросе он отошел от Гиппократа. Гиппократ для лечения применял целые рас­тения, тогда как Гален считал, что надо пользоваться составными частями растений, вытяжками, и что не все вещества, входящие в растение, полезны, но некоторы из них даже вредны.

Учение Галена, находящееся под покровительством церкви, гос­подствовало со IIпо XVIIвек. Вытяжки из растений названы галеновскими. Это название сохранилось до наших дней. Галек по-чожил в основу своего лечения принцип противоположности, не уде­лив внимания принципу подобия. Он разделил лекарства по симптомам  болезией, при которых они применяются, на возбуждающие, болеутоляющие, снотворные,  слабительные,  рвотные и т.д.   Врачи обязаны   были   догматически   придерживаться   установок,   данных Галеном. Лечение по симптомам продолжало проводиться даже в XXстолетии.

Отойдя от гуманного лечения Гиппократа и видя причину болезни во вредоносном начале «Materiapeccans», врачи направляли лече­ние на изгнание этого начала, давая в огромных дозах слабитель­ные, рвотные и потогонные.

Несостоятельность терапии, не облегчающей, а усиливающей бо­лезни, была очевидна многим, в том числе немецкому ученому Са­муилу Ганеману. Он был не только врачом, но и химиком, матема­тиком, философом и лингвистом. Он знал восемь языков, среди них и греческий, что помогло ему изучить сочинения Гиппократа. Особый интерес у Ганемана вызвал принцип подобия.

Ганеман отказался от лечения по принципу противоположности, введенного Галеном, так как видел, что борьба с симптомами да­вала временное облегчение, иногда усиливая и углубляя заболева­ние. Приемы лекарств в больших дозах часто вызывали усиление болезни и отравление больного.

В основу своего метода лечения Ганеман положил принцип подобия, т. е. предложил давать больному такое лекарство в малых дозах, которое в больших дозах вызывает симптомы, подобные симп­томам данного больного.

Прежде, чем проводить лечение по принципу подобия, Ганеман произвел на себе самом испытание хинной коры. В то время некото­рые врачи, боясь отравлений своих пациентов сильнодействующими лекарствами, стали предварительно испытывать лекарства на себе самих. Ганеман не был первым в изучении действия лекарств на здоровых людях, но его заслугой было то, что из своего первого ис­пытания он сделал правильный вывод, приведший к созданию нового метода лечения.

Сравнивая симптомы, хорошо известные Ганеману при приступах малярии, с симптомами, вызываемыми приемами порошка хинной коры, Ганеман был поражен их сходством. Ему пришла мысль, что хина излечивает малярию потому, что она сама вызывает приступы, подобные малярии. Чтобы проверить, правильно ли такое предпо­ложение, Ганеман занялся изучением сообщений врачей о случаях излечения больных одним лекарством. Оказалось, что положитель­ный эффект получался, если врач непроизвольно назначал лекарство по принципу подобия. Все такого рода случаи излечения приведены Ганеманом на 40 страницах его основного руководства1.

Убедившись в правильности своей концепции, Ганеман для своего метода лечения взял принцип Гиппократа — подобное лечится подобным.

Г а н е м а н С. «Органон врачебного искусства», 1884, стр. 40—81.— Прим. авт.

Лечение по этому принципу требует от врача бережного отношения к симптомам болезни, они служат для выбора лекарства «подобного» по своим симптомам — симптомам больного.

После того как Ганеман имел достаточное количество испытан­ных лекарств, он приступил к лечению. Первое время в некоторых случаях он получал обострения от применения «подобно» действую­щих лекарств, что заставило его изменять дозы, пока он не начал при­менять дозы ничтожно малые.

Свой метод лечения Ганеман назвал гомеопатией (Homoios— подобный, pathos— болезнь). Первое сообщение о новом методе поя­вилось в 1796 г. Основной труд Ганемана «Органон врачебного искусства» вышел в свет в 1810 г.

Постепенно уменьшая дозу, Ганеман пришел к ультраминималь­ным дозировкам. Для создания единой дозировки Ганеман взял лога­рифмы чисел при основании 10 и составил шкалу разведений, на­чиная с 1-х до 30-х. Для обозначения десятичных разведений в гомео­патии применяется римская цифра «х», которая ставится после или перед арабской цифрой, обозначающей степень разведения, напри­мер: 1х, Зх. Концентрация веществ в каждом последующем разве­дении уменьшается в 10 раз.

После Ганемана стали применять еще более высокие разведения, взяв для их обозначения логарифмы при основании 100, обозначая их буквой «С». В России «С» не ставится.

Невзвешиваемые, неизмеримые гомеопатические дозы противоре­чили «здравому смыслу». Верить в их чудесное действие, как убеж­дал Ганеман, ученые не могли. Объяснить же их действие врачи-гомеопаты были не в состоянии, уровень естественнонаучных зна­ний не позволял этого сделать. Гомеопатический метод подтверждала только практика. Ни одно из научных открытий в медицине не встречало такого враждебного отношения к себе как гомеопатические дозы. К пониманию возможности их лечебного действия медицина не была подготовлена.

Первое сообщение о действии ничтожно малого количества ве­щества на биологический объект появилось в 1893 г. Швейцар­ский ботаник Нэгели обнаружил, что водоросль спирогира погибает в дистиллированной воде, если в ней присутствует медь в отношении 1:80000000.   Такое  действие   Нэгели   назвал   олигодинамическим1.

Выдающийся русский фармаколог Н. П. Кравков в течение ряда лет занимался изучением олигодинамического действия различных веществ (адреналина, гистамина, никотина, стрихнина, эфира, хло-

Прим.

Нэгели А. Цит. по Н. Кравкову «Основы фармакологии», т. 1. 1933.— авт.

роформа и др.), на сосуды изолированного уха кролика и на пигмент­ные клетки живых лягушек. Н. П. Кравков открыл, что химические вещества в сильнейших разведениях (10-32), где одна молекула при­ходится на 3-4 литра жидкости, оказывают четкое действие на жи­вую протоплазму. Это действие по своему характеру противополож­но действию обычных фармакологических доз. Оно вызывает рас­ширение сосудов, где фармакологические дозы вызывают сужение и наоборот.1

Замечательное открытие Н. П. Кравкова произвело на врачей и биологов, как свидетельствует профессор В. Д. Шервинский, ошелом­ляющее впечатление — оно явилось новшеством, ересью по отноше­нию к существующему воззрению.2 Эксперименты Кравкова под­твердили действие гомеопатических доз. В высоких разведениях ма­терия действующего вещества как бы исчезала, а на самом деле она просто переставала поддаваться учету самыми современными мето­дами исследования. «Материя исчезает,— говорит В. И. Ленин,— это значит, исчезает тот предел, до которого мы знали материю до сих пор. Наше знание идет глубоко, исчезают такие свойства мате­рии, которые казались раньше абсолютными, первоначальными (не­проницаемость, инерция, масса и т. п.) и которые теперь обнаружи­ваются как относительные, присущие только некоторым состояниям / материи».3

Методика фармакологического исследования Н. П. Кравкова помогла открыть новые свойства лекарственных веществ, проявляю­щиеся лишь при ультраминимальных разведениях.

Работа Н. П. Кравкова имеет большое значение для общей ме­дицины и для гомеопатии. Безупречно поставленными эксперимен­тами им было доказано, что минимальные разведения различных веществ оказывают неоспоримое действие на живые клетки и что действие минимальных разведений противоположно действию ве­ществ в фармакологических дозах. Сам Кравков был поражен полу­ченными результатами. Он пишет: «При изучении действия ядов в минимальных концентрациях мы зачастую наблюдали полное несоот­ветствие его силы со степенью разведения... действие яда проявляется все сильней и сильней по мере его большего разведения, и это ,' касается не только сосудосуживающего, но и сосудорасширяющего действия». «Степень разведения ядов, при которой они еще прояв-

1  Кравков Н. П. «О пороге чувствительности протоплазмы». «Успехи экспе­риментальной биологии»,  1924, стр. 3, 4.— Прим. авт.

2   Шервинский В. Д. «Малые дозы в гомеопатии», Тер. Арх. 1926.— Прим. авт.

3   Ленин В.  И. «Материализм, и эмпириокритицизм». ОГИЗ  1940, стр.   177. Прим. авт.
ляют активность в наших опытах равнялась 10- 32, то есть выража­лась дробью с единицей в числителе и единицей с 32 нулями в зна­менателе, но, по-видимому, эта концентрация еще не является пре­делом действия ядов».

Можно без преувеличения сказать, что Н. П. Кравковым было сделано величайшее открытие. Экспериментально установлено дейст­вие ничтожно слабых концентраций ядов, когда в растворе одна мо­лекула вещества приходится на несколько литров жидкости. Сам Н. П. Кравков объяснить механизм этого действия не смог. Он выска­зал предположение, что молекулы в этих разведениях диссоциируют на ионы и электроны, т. е. материя переходит в энергию

Действие веществ в высоких разведениях, какими пользовался в свое время Ганеман, а затем Н. П. Кравков, нельзя было объяс­нить законами классической физики. И если Ганеман принял дейст­вие минимальных доз за чудо, то Н. П. Кравков видел в этом переход материи в энергию. Проблема действия вещества в высоких разве­дениях должна стать предметом изучения физики микромира, бази­рующейся на квантовой механике, изучающей законы движения и взаимодействия частиц очень малой массы.

В связи с проблемой малых доз мы должны вспомнить о работах выдающихся русских физиологов: Н. Е. Введенского о парабиозе и А. А. Ухтомского о доминанте, они имеют прямое отношение к дейст­вию слабых и сильных раздражителей.

Н. Е. Введенский на нервно-мышечном препарате лягушки по­казал, что процессы возбуждения и торможения могут переходить один в другой, их нельзя поэтому рассматривать в отдельности один от другого. Далее он установил, что если сильные раздражения как химические яды, так и физические агенты, действуют одинаково и могут вызывать состояние перевозбуждения — парабиоз, в состоя­нии парабиоза мышца перестает реагировать на сильные раздраже­ния, например на электрический ток, хотя проводимость нерва при этом сохраняется. Если действовать на этот препарат слабыми, но адекватными раздражениями, то мышца возобновляет свою нор­мальную деятельность. Фазу бездеятельности мышцы Введенский назвал парадоксальной. Парадоксальность заключается в извраще­нии реактивности мышц: сильные раздражения вызывают угнетение, а слабые — возбуждение.

А. А. Ухтомский развил теорию парабиоза дальше, перенес на высшие центры, создал теорию доминанты.

Под доминантой А. А. Ухтомский подразумевал очаг сильноговозбуждения, временно господствующий в центральной нервной системе и оказывающий тормозящее влияние на деятельность других нервных центров. Под влиянием слабых, но адекватных раздражений угнетение снимается и работа восстанавливается.

                                                                                                  10

Теория доминанты играет большую роль в невропатологии. В ней указан новый способ воздействия на патологические процессы организма.

Эти работы объясняют эффект действия малых доз. Гомеопати­ческие дозы, по сравнению с дозами, применяемыми в общей меди­цине, являются слабыми раздражителями, сигналы, вызванные ими, беспрепятственно проходят в нервные центры, не угнетая их, тем са­мым не подавляя защитных сил организма. Наиболее эффективно гомеопатические дозы действуют в тех случаях, когда организм перевозбужден и перестает реагировать на сильные раздражители. Чем выше степень возбуждения организма, тем эффективнее дейст­вие гомеопатических средств.

Метод лечения по принципу подобия должен был привести к изу­чению действия лекарственных средств на здоровых людей. Боль­ные для этой цели не подходят, т. к. их реактивность изменена бо­лезнью.

Врача-гомеопата интересует в первую очередь патология, какую вызывает то или другое лекарство у здорового человека. Изучение патогенетического действия лекарств производится посредством ис­пытаний. Этим занимаются опытные врачи-гомеопаты, принимая внутрь лекарственное средство в дозах общей медицины по 2—3 раза в день или руководя группой лиц, пожелавших участвовать в испы­тании и способных разобраться в изменениях, которые у них проис­ходят в организме под влиянием испытуемого средства. Все болез­ненные и необычные для них ощущения они тщательно записы­вают.

Первые испытания были проделаны Ганеманом лично на себе; в дальнейшем, в этом ответственном деле ему помогали врачи, заинтересовавшиеся его методом. Ганеман считал, что «из всех чистых опытов наилучшими всегда останутся те, которые врач, свободный от предрассудков, здоровый и чувствительный, произведет на самом себе, со всеми предосторожностями и благоразумием. Выгоды этих опытов незаменимы».1

Гомеопатия изучает действие лекарств на здоровых людях. Ее интересует целостное действие лекарств, то есть действие на весь организм, психику и соматику. На животных, не обладающих второй сигнальной системой, то есть речью, такого изучения лекарств про­водить нельзя. Животные не могут рассказать ничего о своих ощу­щениях и переживаниях. От них можно получить лишь данные о действии лекарств на функции органов. Путем испытаний изучаются болезни, вызываемые лекарствами.

Ганеман С. «Органон врачебного искусства», 1884, 141, стр. 16.— Прим. авт.

                                                                                                                    11

Название «лекарственная болезнь» введено в медицину Ганеманом. Долгое время оно не признавалось представителями официаль­ной медицины и было предметом насмешек. Оно казалось стран­ным, так как в лекарстве видели только средство для лечения, а не для изучения лекарственной патологии.

В настоящее время, когда чрезмерное, неправильное применение антибиотиков и химиотерапевтических препаратов вызывает ряд за­болеваний, часто более тяжелых, чем те, с которыми больные обра­тились к врачу, название «лекарственная болезнь» вошло в клини­ческую медицину.

Побочные действия лекарств (лекарственные болезни) стали настоящей проблемой в медицине. Они вызвали тревогу у врачей и страх у больных к применению антибиотиков. Возникновение лекар­ственных болезней, вызванных антибиотиками, является подтвержде­нием установки гомеопатии, что все лекарства, даваемые длительно в дозах клинической медицины, вызывают у чувствительных к ним лиц лекарственные болезни. К лекарственной болезни в клиничес­кой медицине и в гомеопатии относятся по разному. Появление лекарственной болезни в клинике указывает на интоксикацию боль­ного лекарственным средством и служит сигналом к прекращению лечения этим средством. В гомеопатии лекарственная болезнь яв­ляется предметом специального изучения действия лекарства посред­ством испытаний. Знание лекарственных болезней необходимо для проведения лечения по принципу подобия: симптомам естественной болезни данного больного. Благодаря применению лекарственных средств в малых дозах, гомеопатия может пользоваться любыми лекарственными средствами,  не опасаясь их  побочного действия.

Понятие «лекарственная болезнь» является центральным в го­меопатии. Оно включает весь комплекс патологических симптомов как объективных, так и субъективных, проявляющихся при разви­тии патологического процесса, вызванного лекарством, поэтому ле­карственная болезнь называется в гомеопатии «лекарственным па­тогенезом».

Долгое  время  испытания лекарственных  средств  на  здоровых людях являлись почти единственным источником для получения лекарственных патогенезов. С развитием профессиональной токсикологии появилась возможность пользоваться для патогенезов данными профессиональных отравлений, на которые можно смотреть как наиспытания лекарственных средств, проводимые на тысячах здоровыхлюдей. Выявление начальных симптомов интоксикации выражаетсяпоявлением    патологических    ощущений.    Например,    отравление мышьяковистым водородом проявляется слабостью, болями в суставах ,тошнотой,   болями   в   желудке,   печени,  стеснением   в   груди,

                                                                                                       12

царапаньем в горле, страхом, беспокойством, жаждой,1 то есть симп-томокомплексом, всецело отвечающим требованиям, предъявляемым гомеопатической фармакодинамикой к испытаниям лекарственных средств. Ценность объективных симптомов бесспорна для каждого врача, независимо от его специальности. Они необходимы для поста­новки диагноза, прогноза и выбора способа лечения. Объективные симптомы познаются в результате тщательного обследования боль­ного и данных дополнительных исследований: лабораторных анали­зов, электрокардиографии, рентгена и др.

Опытный врач-гомеопат объективным симптомам придает такое же боль­шое значение, как и врач официальной медицины. Субъективные симптомы или ощущения для врача общей медицины имеют зна­чение для диагноза, но не для лечения. Характер субъективных жалоб, например, дергающие или сверлящие боли или такой необыч­ный симптом как «ощущение волоса на языке», не интересуют врача клинической медицины, так как это значение он не может ис­пользовать в терапии.

Грамотный врач-гомеопат живо интересуется всеми патологическими ощу­щениями больного. Это могут быть боли, слабость, подергивания, раздражительность, плаксивость, апатия, депрессия, отрицательные эмоции: страх, ревность, гнев, злость и такие ощущения как чувство холода в какой-либо части тела, в спине, в животе, ощущение оне­мения, сдирания кожи, нарыва, раны — в неврологии они называют­ся сенестопатиями. В перечисленных симптомах раскрывается лич­ность больного, его нервный тип, темперамент, индивидуальные особенности организма: один человек не переносит холода, другой тепла, одному лучше от движений, другому в покое, у одних улуч­шение наступает от еды, у других прием пищи вызывает ухудшение, одни чувствуют себя лучше вечером, другие утром. Все такие реак­ции на раздражения, идущие из внешней и внутренней среды, на­зываются в гомеопатии модальностями. Они известны у больных лю­дей, а у здоровых — из испытаний лекарственных средств. Все та­кие реакции связаны с деятельностью эндокринных желез, с недос­татком или избытком в организме какого-либо элемента, с наруше­нием обменных процессов и т. д.

Если для лечения животных можно удовлетвориться естест­венно-научным подходом, то для лечения человека необходимо по­нимать его психику. И. П. Павлов считал, что каждому врачу не­пременно надо быть психологом. «Благодаря психологии я могу себе представить сложность данного субъективного состояния... посмот-

1  ИзраэльБ. Е. И Пожарийский  Ф. И. «Мышьяковистый водород». Акад. мед. Наук, 1947 г.— Прим. авт.

изд.

                                                                               13

реть,  войти  в  субъективное состояние другого,  "вчувствоваться",

"вмыслиться"».1

Подход к лечению больного со стороны субъективных симптомов является характерной особенностью гомеопатического лечения. Субъективные симптомы так же материальны, как и объективные. Те и другие являются следствием физикохимических изменений, вызываемых болезнетворным фактором в целостном организме.

В лечении одной и той же болезни, например, гриппа, врач официальной медицины и врач-гомеопат по разному подходят к больному. Врач академической медицины будет всех больных грип­пом лечить одними и теми же средствами, так как он лечит болезнь «грипп». Грамотный врач-гомеопат лечит конкретного больного, индивидуально. Если у больного высокая температура, и он беспокоен физически и психически, у него страх, сильная жажда, озноб, лекарством для него будет Аконит; если же у больного высокая температура, но он лежит тихо, находясь как бы в прострации, он хочет, чтобы его оставили в покое, у него нет страха, отсутствует жажда, то его лекар­ством будет Гельземиум. Гомеопатическое лечение есть индивиду­альное лечение, учитывающее все патологические ощущения боль­ного. В лечении врач-гомеопат стремится осуществить требование Гиппократа, предъявленное врачам: «Лечи больного, а не его бо­лезнь». Интерес гомеопатии к субъективным ощущениям долгое вре­мя рассматривался представителями официальной медицины как ук­лон в идеализм, но после признания психологии материалисти­ческой дисциплиной, такое обвинение отпало.

Процесс познания внешней и внутренней среды начинается с ощу­щений. В. И. Ленин говорил: «Для всякого естествоиспытателя, не сбитого с толка профессорской философией, как и для материа­листа, ощущения есть действительно непосредственная связь созна­ния с внешним миром, есть превращение внешнего раздражения в факт сознания».2 Вся жизнь человека связана со множеством разно­образных ощущений, которых он не замечает. Появление стойких, неприятных болезненных или необычных ощущений, которые беспо­коят и мешают, указывает на болезнь. Гомеопатия этим субъектив­ным симптомам уделяет большое внимание.

Тонкие ничтожные сдвиги, возникающие в организме в резуль­тате приема лекарства или под действием какого-либо патогенного фактора, не поддаются (или пока не поддаются) объективному ис-ледованию в начальном периоде болезни, в силу ограниченности

tПавловские среды, т. 11, М., 1949, стр. 416 .— Прим. авт.

Ленин  ВИ.'  «Материализм и эмпириокритицизм»,  Огиз,   1940, стр.  28.—

                                                                                                                              14

возможностей наших методов исследования; но эти сдвиги доста­точны для того, чтобы вызвать раздражения соответствующих ре­цепторов, передающихся в виде импульсов по нервным волокнам в клетки головного мозга, где они преобразуются в патологические ощущения. О таких изменениях во внутренней среде может судить только сам испытуемый или больной по появлению необычных или болезненных ощущений и отрицательных эмоций, врач же узнает о таких изменениях только по жалобам больного (или испытуемого). Внимание к субъективным симптомам обеспечивает врачу-гомеопату возможность ранней диагностики.

Принцип подобия оказался тем ключом, который открыл Гане-ману дверь к лекарственному воздействию на высшие нервные центры. Гомеопатические лекарства оказывают свой лечебный эф­фект при условии, если они даются в ничтожно малых дозах при обязательном совпадении патологических симптомов лекарства с па­тологическими симптомами больного.

Гомеопатический метод своим лечебным эффектом обязан исклю­чительно изучению лекарственных средств на здоровых людях. Такое изучение привело к познанию действия лекарств на весь целостный организм.

Известный с древних времен метод лечения, при котором лекар­ство назначается по принципу подобия, метод, которым с успехом пользовался Гиппократ, и который окончательно оформил в стройную систему Ганеман, стало возможным объяснить только в настоящее время, когда естественные науки достигли своего современного уровня, когда ученым стало ясно, что ничтожно малые частицы ле­карственного вещества могут управлять организмом больного, только надо уметь ими пользоваться.

Применение лекарств по принципу подобия в малых дозах являет­ся основным требованием гомеопатического метода.

Соблюдение этого требования было проверено и подтверждено практикой многих поколений врачей-гомеопатов. Отступление в на­значении лекарств от принципа подобия сопровождается отсутствием лечебного эффекта. Лицам, незнакомым с гомеопатией, принцип подобия кажется анахронизмом, не вяжущимся с современной наукой. Закономерность, заключенная в этом принципе, стала объяс­нима только в последние годы с появлением кибернетики — науки об управлении и связи в сложных саморегулирующихся системах, к каким относится человеческий организм.

Гомеопатические лекарства — это не лекарства в общепринятом понимании. Они не служат для уничтожения микробов или подавле­ния их жизнедеятельности, они не применяются для замещения какого-либо недостающего организму вещества, например, железа, кальция, йода и др. или купирования какого-либо патологического

                                                                                         15

симптома, например, для прекращения болей, зуда, бессонницы. Гомеопатия не имеет ни снотворных, ни болеутоляющих, ни слаби­тельных, ни закрепляющих средств.

Гомеопатические лекарства являются регуляторами организма, они содействуют восстановлению саморегуляции. Принцип подо­бия — это выбор лекарства, лекарственная болезнь которого сходна с естественной болезнью данного больного. Лекарство является как бы «портретом», «моделью» больного.

Понятие «модель» — одно из самых фундаментальных понятий кибернетики. К модели обращаются обычно, когда нужно дать пред­ставление о каком-либо предмете или явлении, которое нельзя изу­чить в естественных условиях. Модель позволяет глубже проникнуть в сущность изучаемых отношений или связей и подвергнуть тщатель­ному исследованию множество связей, ускользающих от исследо­ваний.

Моделирование является основным методом гомеопатии, оно от­личается от всех других методов познания тем, что объект изучает­ся не непосредственно, а при помощи исследования другого объекта, изоморфного   первому.   Между   исследователем   и   объектом   стоит

модель.

Лекарственные болезни служат моделями для лечения больных с естественными болезнями. Грамотный врач-гомеопат при лечении больного вы­бирает то лекарство, лекарственная болезнь которого наиболее по­добна естественной болезни данного больного.

Скачать книгу-1 часть a

Скачать книгу-1 часть b

Скачать книгу-1 часть c


MADE